Вернуться
3 из 12
Просмотрено 3 из 12
«Из истории деревянного дворца. Археологические раскопки на месте Хором царицы 1935 года»
«Из истории деревянного дворца. Археологические раскопки на месте Хором царицы 1935 года»
Аннотация
Выставка, открытая в Выставочном зале «Атриум» Московского государственного объединенного музея-заповедника, является частью цикла, посвящённого истории изучения памятников археологии на его территории. С самого основания музея в 1923 г. особое внимание археологов было привлечено к месту, где целое столетие (1667–1767 гг.) стоял деревянный дворец царя Алексея Михайловича. Эта загородная резиденция – огромный комплекс деревянных и каменных построек – поражала воображение современников. Художниками было создано бесчисленное число гравюр и акварелей с видами дворца. Наконец, незадолго до его разборки, были сделаны обмеры и планы с подробными описаниями помещений. Не случайно, что история планомерного археологического изучения Коломенского началась с раскопок на месте дворца. В 1935 г. была археологически изучена территория Хором царицы, которая располагалась юго-восточнее церкви Казанской иконы Божией Матери. Работы велись на площади около 280 кв.м. под руководством археолога Константина Яковлевича Виноградова С февраля 1933 г. по сентябрь 1936-го Виноградов работал сначала директором музея «Коломенское», бывшем тогда филиалом Государственного Исторического музея, а затем, с 1936 г., заведующим по научной работе. На этом посту он проводил раскопки не только на месте деревянного дворца, но и археологические разведки в разных частях Коломенского, а также раскопки на Дьяковом городище. В 1935 г. целью работ на археологических памятниках было их изучение и на основе собранных коллекций создание экспозиции музея. Во время раскопок на месте дворца было найдено пять развалов печей и остатки фундаментов, подведённых под дворец в начале XVIII в. Вопреки ожиданию исследователя, здесь был собран хоть и многочисленный, но рядовой археологический материал. Теперь мы знаем, что быт царской семьи вне репрезентативной стороны был скромен и не сильно отличался от быта зажиточного горожанина. Так, например, найденные печные изразцы обладают хорошим качеством и художественными достоинствами, однако, точно такие же были характерны и для богатых московских домов второй половины XVII в. В дворцовом хозяйстве все предметы, обладавшие ценностью и пригодные для переработки, тщательно учитывались, сохранялись и пускались в дело. Так было в XVII веке, так же относились к предметам при разборке дворца в XVIII в. Императрица Екатерина II издала указ: дворец «разобрать бережно и выбранный из оного годный материал положить в удобные места». Что же осталось нам от некогда великолепного деревянного дворца? Сотни железных гвоздей и фрагменты железного прибора дверей и окон, осколки керамических сосудов, фрагменты полихромных печных изразцов, кровельной черепицы, плиток пола, монеты. На выставке мы представляем вниманию посетителей часть обширной коллекции, собранной в 1935 году. В последующие годы деревянный дворец изучали известные российские археологи Л.А. Беляев, Н.А. Кренке, А.Г. Векслер. За время, прошедшее с 1935 г., стал понятен план дворца, да и коллекции музея пополнились новыми находками. На выставке экспонируется часть предметов из раскопок последних лет, а также архивные материалы и фотографии 1935 г. из собрания МГОМЗ.
Образ средневековой женщины. Из истории русского города XI-XVII столетий
Как у наших у ворот. Игры и веселье в русской деревне